Печи камины и строительство бани
 
Печи.
Русская печь
Камины
и очаги
Бани
и сауны
Обратная
связь
 
 

Печь в деревянной опалубке

Если заранее уже было сделано деревянное или каменное опечье, то на нем прежде всего устраивали под. Настил из деревянных плах покрывали слоем глины и утрамбовывали как можно плотнее. Сверху насыпали гальку или щебень и укладывали новый слой глины. Затем поверхность пода утрамбовывали как можно сильнее, уплотняя глину настолько, насколько это было возможно. При этом следили за тем, чтобы поверхность пода имела небольшой наклон в сторону будущего устья. На готовый под устанавливали кружало, называемое-также свинкой. Кружало представляло собой очень прочный ящик с округлым полуцилиндрическим верхом. От него полностью зависела форма и размеры будущего топливника и форма его свода. Если при кладке русской печи из кирпичей кружало делалось разборным и вынималось после того, как был выложен свод, то для глинобитной печи такое кружало применялось редко. Ведь при глинобитной технике оно должно было выдержать значительные нагрузки от ударов чекмарей и трамбовок. При этом глина настолько прочно входит в различные неровности и щели, имеющиеся в древесине, что извлечь кружало бывает довольно сложно. Поэтому, когда делали кружало для глинобитной печи, заранее учитывали, что оно должно сгореть при обжиге печи.

В тех губерниях России, где не было леса и доски были дорогими, кружало для свода глинобитной печи выплетали из ивовых прутьев. Это было подобие большой корзины, повторяющей формы стенок топливника и его полуцилиндрического свода. Плетеные кружала использовались уже в древности. Во время археологических раскопок в одной из землянок древнего Киева, построенной еще в XIII веке, была обнаружена глинобитная печь, духовая камера которой сделана с помощью каркаса, сплетенного из ивовых прутьев: их отпечатки были хорошо различимы на внутренних поверхностях глинобитных стенок. Под духовой камеры был выстлан черепками от керамической посуды и обмазан сверху глиной.

Известны случаи, когда для формирования духовой камеры применяли довольно-таки оригинальный и остроумный способ. Вместо кружала на под печи клали большой мешок с речным песком, обращенный узлом в сторону будущего устья. Когда печь была сбита и наступало время просушивать и обжигать топливник, узел мешка развязывали и высыпали часть песка в ведра и ушаты. После этого мешок «худел», и его можно было легко вытащить из топливника вместе с оставшимся песком. На месте бывшего мешка в печи оставалась полость с полуцилиндрическим сводом. Оставалось только залезть внутрь топливника, выровнять ножами и скребками его стены и углы, подправить свод так, чтобы он приобрел дугообразную форму.

Вслед за кружалом на поду и вокруг пода устанавливали дощатую опалубку, с помощью которой формовали стенки печи. Опалубка состояла из дощатых щитов. Между ними и кружалом закладывали небольшими порциями глину, одновременно тщательно утрамбовывая ее. Когда уплотненной глиной кружало закрывали, сверху наращивали достаточно толстый слой глины. Ее утрамбовывали сначала колотушками-пестами, а потом чекмаря-ми так, чтобы образовалась ровная горизонтальная площадка — лежанка печи. Будущую лежанку старались обработать как можно более тщательно, выравнивая и выглаживая ее поверхность всевозможными терками и скребками.

На следующем этапе формовали перетрубье с дымоходом. Полость дымохода получали с помощью гладкого бревна и досок. Бревно ставили вертикально на том месте, откуда должен был начинаться дымоход (чаще всего на шестке), обкладывали с четырех сторон досками и на некотором расстоянии от них устанавливали опалубку. По мере того как перетрубье росло, доски опалубки поднимались все выше и выше к потолку. Как только перетрубье оказывалось на уровне потолка, бревно через отверстие в нем вытаскивали на чердак. Доски, которыми было обложено бревно, оставляли внутри. По окончании работы и просушки печи их выжигали вместе с кружалом.

В боковых стенках печи ножом и широкими стамесками вырезали всевозможные ниши, так называемые печурки, используемые для сушки различных мелких вещей, например носков и рукавиц. На челе делали печурки для хранения огнива или спичек, то есть всего того, что необходимо для разжигания огня. А впереди сооружали полукруглое устье.

Начиная с потолка, трубу на чердаке выкладывали из кирпича-сырца. Но как только она поднималась над крышей, в ход шли уже обожженные кирпичи, способные противостоять воздействию влаги.

Если на дворе стояла сухая теплая погода, печь просушивали при открытых окнах и дверях в течение нескольких недель. Затем начинали понемногу протапливать. При первой топке прежде всего выжигали находящееся внутри печи кружало и оставшиеся в дымоходе доски. В прорезанное устье закладывали растопку и сухие дрова. Когда дрова разгорались, вслед за ними занималось кружало, а затем постепенно начинали выгорать находящиеся в дымоходе доски. Кочергой сбивали угли от сгоревшей древесины, освобождая от них свод печи.


С каждой очередной топкой глина высыхала все больше и больше, а стенки топливника при высокой температуре обжигались и становились прочными, как камень.


Старые глинобитные печи делали чаще всего без применения каких-либо металлических деталей. Исключение составляли лишь заслонка и вьюшка. Однако в Сибири до конца XIX века трубу после топки вместо металлической вьюшки закрывали плоским камнем, так называемым плитняком. Закрывали трубу каменными задвижками не в избе, а на чердаке. Для этого там, в трубе, устраивалось специальное углубление. Разумеется, природный камень, имеющий шероховатую поверхность, не мог плотно прилегать к трубе. Поэтому, чтобы тепло не выходило из печи, каменную задвижку, перекрывающую дымоход, дополнительно засыпали сверху толстым слоем сухого песка. Ящик или кадка с песком всегда находились рядом с трубой.

bottom
Карта сайта
bottomline
Дизайн